?

Log in

No account? Create an account

kraush

Архив

Апрель 7, 2017

10:38 am: Груша Александрова
Оригинал взят у hovany в Груша Александрова
Когда мы купили дачу и стали проводить идентификацию растительности на участке, было обнаружено неизвестное дерево. Мы спрашивали всех друзей, но никто не мог точно определить его род. Сходились во мнении, что это явно плодовое дерево. Оно мило цвело наравне с яблонями, сливами и грушами, но... по особенному.
Как-то приехал Александров (у приятеля есть имя - Саша, но все почему-то зовут его Александров). Посидели, выпили и наконец прозвучал дежурный вопрос: не знает ли он что это за дерево?
- Где? Вот это? Эх вы, аграрии. Так это же груша. Я узнаю ее по оттенку. Видите, как мех играет на солнце!.. Изумруд! Я узнаю эти листья. Вот как перед богом...
После чего он потребовал лопату и сказал, что берет шефство над этой деревом. Это было единственное дерево на участке, вскопанное в новейшей истории. Остальные растут как беспризорные, мы только обрезаем сухие ветви по осени.
Прошло время. Деревце отцвело и появились маленькие круглые плоды. Наконец, когда урожай созрел, стало очевидно, что это дикая яблоня. Плоды так и остались размером с райское яблочко, но были желтого цвета и травянистые на вкус. Дерево получило название "Груша Александрова".
Спиливать его мы не торопились. И теперь вероятно не будем. Весной груша Александрова красиво цветет, а осенью первая желтеет, создавая огромный огненный шар на фоне все еще зеленых породистых собратьев.

яблоня-2

яблоня



10:39 am: Александров
Оригинал взят у hovany в Александров


Он был щедр и неуёмен в дружбе. Никогда ни в чем не отказывал. Как-то у меня возникла необходимость переехать в Москву (я жил на даче, со старой квартиры съехал, новую еще не искал). Две недели я жил у Александрова. В то неудобное время ко мне приехал армейский приятель. И мы жили у него втроём. А иногда там оставалась еще и жена приятеля.

Я не помню ни разу, чтобы он торговался из-за денег. В моих проектах ему важно было качественно выполнить работу. Он мог нервничать, когда что-то не получалось. Зарплата была на последнем месте. Когда умер наш сотрудник Рома, вся редакция сбрасывалась на похороны. Разумеется, внёс деньги и он. К моргу из сотрудников приехали только он, я и Виталик. Александрову почему-то стало неудобно перед незнакомым ему человеком, и он опять предложил сброситься, чтобы дать сопровождающему покойного родственнику денег на дорогу. И это были не дежурные 500 руб. А что-то типа трех тысяч. Думаю, все, что было у него в этот момент. Когда он приехал на дачу первый раз, он зашёл по дороге в магазин и купил себе не только постельное белье, но и подушку. Хотя приезжал он туда раз в сезон, на пару-тройку дней. Да и то не каждый год. У меня до сих пор в гараже стоят два велосипеда. Один купил я. Второй был куплен спонтанно Александровым, чтобы обитатели дачи могли ездить куда-нибудь парами. Он быстро загорался какой-нибудь идеей. И расходы остановить его не могли. Он не раз предлагал мне деньги, чтобы я достроил баню.

Нельзя сказать, что он не знал цену деньгам. Он мог на себе экономить. Не брать такси, дождаться метро. Когда у него не было денег, он никогда не просил занять. Просто переставал покупать водку и бросал пить. Как писал Довлатов про одного персонажа, «было [в нем] что-то аристократическое. Пустые бутылки он не сдавал, выбрасывал». Когда же ему приносили деньги за работу, он их не считал. Просто забрасывал под клавиатуру, как музыкант в ресторане за крышку пианино.

С ним было весело. Он сам был склонен кого-нибудь разыграть, и никогда не обижался, когда подшучивали над ним. Он мог купить переводные картинки, чтобы ночью на даче налепить Виталику на лоб бабочку (Виталик слыл у нас энтомологом). Когда мы хором ржали над его розовым телефоном, который достался ему от дочки, он только беззлобно ухмылялся. Это о нем я писал в своем дневнике .

Была ему свойственна - даже не порядочность, нет, а скорее - воспитанность. Он был человек с правилами. Если от него поздно уходили, он просил перезвонить, когда доберутся до дома. Сам всегда звонил, когда поздно уезжал из гостей. Он предполагал, что люди должны волноваться друг о друге. И даже если это выглядит формальностью, он считал, что такие формальности правильным образом структурирует нашу жизнь. Когда он звонил мне, то всегда спрашивал про жену, про дочь, про тёщу и даже собак, которых помнил поименно. Это был ритуал. Наши разговоры по скайпу неизменно заканчивались приглашением приехать к нему в гости. Тем же закончился и наш последний разговор 30 августа этого года. Но я так и не успел. Никто тогда не думал, что нужно куда-то торопиться.

7 октября у него остановилось сердце.



Разработано LiveJournal.com